ГБУЗ ТО «Центр профилактики и борьбы со СПИД»
г. Тюмень, ул. Новая, 2/3
(3452) 27-66-89, 44-42-48
г. Тобольск, ул.Красноармейская, 4
(3456) 26-41-19, 26-40-82
г. Ишим, ул.Пономарева, 6
(34551) 5-16-81

Уважаемые жители Тюменской области!
Информируем вас о том, что Департаментом здравоохранения Тюменской области организована круглосуточная "Горячая линия" для приема обращений граждан по любым вопросам оказания медицинской помощи, в том числе по вопросам лекарственного обеспечения и обезболивания

ТЕЛЕФОН
"ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ"

(3452) 68-45-65
8-800-250-30-91
(звонок бесплатный)

Они думали, что ВИЧ безвреден - теперь, СПИД заставил их передумать

 Они думали, что ВИЧ безвреден - теперь, СПИД заставил их передумать 10.07.2014

Несколько лет жители Сан-Франциско слышали об очень громкой маленькой группе активистов, которые утверждали, что ВИЧ безвреден. СПИД, говорили эти диссиденты, вызывается не вирусом, а "факторами образа жизни" - главным образом, нелегальными наркотиками и медицинскими препаратами. Медицинское сообщество, утверждали они, состоит или из невежд или из убийц, которые пропагандируют применение токсических препаратов против ВИЧ.

Движение "СПИД-диссидентов" существует уже более десяти лет. В основном оно остается на задворках, с гордостью снося негодование большинства ученых и ВИЧ-активистов. Однако в прошлом году движению был брошен вызов изнутри - со стороны бывших верующих, которые следуя учению диссидентов, сами избегали недавно появившихся методов лечения. Теперь некоторые из них заболели в результате СПИДа. Они говорят, что вера в то, что ВИЧ не может причинить им вред, подвергла их жизни и жизни их близких риску. Один из них даже сравнивает свое бывшее движение с культом.

С тех пор как в середине 1980-х годов было определено, что ВИЧ является причиной СПИДа, некоторые поставили под сомнение связь между ними. Среди ранних скептиков в отношении ВИЧ были одни из первых СПИД-активистов Нью-Йорка, Майкл Каллен. В конце 1980-х годов профессор Питер Дюсберг, вирусолог из Университета Калифорнии Беркли, заявил, что ВИЧ не может быть причиной СПИДа.

Хотя подобные теории неоднократно отвергались большинством ученых, они привели к возникновению харизматического движения, которое достигло довольно большой популярности в Сан-Франциско. Участники группы ACT UP San Francisco, которая изначально была частью остального движения СПИД-активистов, начали расклеивать наклейки с надписями "Не покупайтесь на ложь о ВИЧ". В их рекламе говорилось, что СПИД - это "не эпидемия, распространяемая половым путем, а трагическая медицинская ошибка", и утверждалось, что не ВИЧ, а "хорошо известные и не инфекционные факторы приводят к болезни людей".

До прошлого января Шон Куррент был преданным участником диссидентского движения. В начале 1990-х годов он работал в массачусетской группе ВИЧ-положительных, и он пригласил Дюсберга выступить на встрече группы. Впоследствии он путешествовал по стране, выступал на встречах Health Education AIDS Liaison (HEAL)- сети ВИЧ-скептиков. Он представлял себя как "человек, который долгое время был ВИЧ-положительным, но никогда при этом не был больным", несмотря на отказ принимать препараты против ВИЧ. Он приводил это как доказательство того, что ВИЧ является безобидным. "Я принимал как абсолютную истину то, что диссиденты правы, и что всех нас обманули", - рассказывает Куррент, который сейчас живет в Сан-Диего.

Поскольку он только эпизодически принимал клубные наркотики в далеком прошлом и никогда не принимал антиретровирусных препаратов, за исключением пяти недель приема АЗТ в 1990 году, то Куррент был уверен, что у него просто не может быть СПИДа. И поскольку он верил, что ВИЧ безобиден, то он также был уверен, что он и его бойфренд Себастьен, который был ВИЧ-отрицательным на момент их встречи, не должны заниматься безопасным сексом.

Около двух лет назад у Куррента на коже появилось пятно саркомы Капоши, и он начал страдать от грибковых инфекций и других проблем, которые характерны для пациентов на стадии СПИДа. Однако его вера в теории диссидентов мешала ему увидеть, что происходит. "Я знал, что такое саркома Капоши, но я дошел до того, что я уже не мог поверить, что это она".

В конце концов, у Куррента начались трудности с дыханием, и врачи установили, что саркома Капоши поразила его легкие. Он обратился к другим диссидентам за советом, но так и не получил адекватного ответа, после чего решил попробовать традиционное лечение. В октябре он начал прием высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) - комбинацию из препаратов против ВИЧ. "Через две недели после приема ВААРТ и химиотерапии все пятна саркомы начали исчезать, и я снова смог дышать. Сейчас я чувствую себя гораздо, гораздо лучше. В течение только одного месяца ко мне вернулась энергия", - рассказывает Куррент.

Теперь у Себастиена появились такие же симптомы, которые были у Куррента. По его словам, его парнер никогда не принимал наркотики, и у него не было никаких поведенческих факторов риска, которые, по словам диссидентов, приводят к СПИДу. Однако они занимались незащищенным сексом. "Я приглашал Питера Дюсберга в мой дом, в мой город, чтобы выступить с речью", - говорит Куррент с явной болью в голосе. "Я только что встретил Себастиена и представил его Питеру, и через несколько месяцев Себастиен сам стал одним из приверженцев. Теперь мне с этим придется жить".

Одним из людей, которых встретил Куррент во время встреч в HEAL был Иган, 28-летний мужчина из Сиэттла, который попросил не упоминать его фамилию в этой статье из-за возможных проблем в семье. Иган, у которого обнаружили ВИЧ в марте 1996 года, говорит, что он стал "ультра-диссидентом" вскоре после того, как он сходил на встречу HEAL. Однако в течение следующего года, когда умерли двое участников HEAL, у Игана начали появляться сомнения. Когда Куррент заболел и еще один член HEAL умер, то эти подозрения возросли еще больше.

"В течение года уже третий человек умер в очень маленьком круге диссидентов", - говорит Иган. "Будучи геем, я знал много людей с ВИЧ. Но я никогда не был знаком с кем-нибудь вне HEAL или диссидентских групп, кто бы умер". Он начал подозревать, что презираемые диссидентами "ортодоксальные взгляды", могут гораздо лучше объяснить, что же происходит с его друзьями.

В 1998 году Иган сам страдать от проблем со здоровьем, в том числе от такой же грибковой инфекции, которая была у Куррента. Его уровень клеток CD4 - показатель работы иммунной системы, который является основным в традиционном лечении ВИЧ - опустился ниже 200, что по официальным критериям означает, что у него началась стадия СПИДа. И он тоже начал прием противовирусного лечения.

"Буквально через три недели я заметил серьезные изменения к лучшему в моем здоровье и уровне энергии, и это соответствовало изменениям в анализах крови", - говорит Иган. "Я держу пари, что диссиденты смогут найти этом объяснение - они всегда это делают. Но для меня все встало на свои места: лекарства помогли мне почувствовать себя лучше, по крайней мере, на какое-то время".

Куррент и Иган говорят, что когда они начали обсуждать свой опыт с другими диссидентами, то столкнулись с враждебностью и осуждением, особенно, когда они предположили, что ВИЧ мог сыграть какую-то роль из болезни. Когда Куррент начал рассылать письма по электронной почте, прося поделиться идеями, Алекс Рассел, помощник редактора в диссидентском журнале Continuum, посоветовал ему: "Вы не являетесь "ВИЧ-положительным", и им не является ваш партнер или кто-нибудь еще в этом мире. Откажитесь от вашей идентичности на основе "ВИЧ-статуса" и займитесь чем-нибудь полезным".

После несколько абсолютно непродуктивных дискуссий с известными диссидентами Куррент настолько разозлился, что составил описание того, как это движение реагирует на "неудобных" людей вроде него:

"а) Подвергните сомнению то, что он говорит правду;

б) Найдите какие угодно случайные факторы, которые смогут объяснить ухудшение его здоровья;

в) Пожурите его за то, что он не вел здоровый образ жизни (любой диссидент хоть раз, да заказывал пиццу);

г) Осудите его за любые личные медицинские решения, которые идут вразрез с политикой партии; д) Затем заявите, что у вас нет ответов на все вопросы, и что диссиденты - это не миссионеры".

Лишь очень немногие диссиденты, по словам Куррента, действительно попытались обсудить с ним его опыт. Точно также, когда Иган начал задавать вопросы в HEAL, то "это не была именно враждебная обстановка, но и пересматривать диссидентскую информацию никто не собирался". Лидеры движения его игнорировали, в то время как равные по статусу "были более открыты для другого мнения, что, по-моему, и было целью всего диссидентского движения".

Кристин Маггуар - директор Alive and Well, той самой диссидентской группы, которая расклеивала рекламу в Сан-Франциско. Она яростно отрицает, что диссидентское движение - по крайней мере, ее собственная ветвь этого движения - является догматическим и закрытым. "Реклама не является проповедью, а скорее призывом рассмотреть альтернативные взгляды на ВИЧ и СПИД. Информация предоставляется для анализа и диалога", - заявила она в интервью.

Маггуар говорит, что она была ВИЧ-положительной и здоровой без приема лекарств вот уже десять лет - как и Куррент несколько лет назад. Она говорит, что она "всегда открыта для дискуссии". Однако опыт Куррента никак не повлиял на ее отношение к науке о ВИЧ, в том числе на стандартные тесты на антитела к ВИЧ. "Опыт болезни Шона не убеждает меня, что неспецифический тест на белки может быть как-то связан с контактом с ретровирусом, у которого нет никаких механизмов для убийства клеток, и что это причина, по которой у него сейчас саркома Капоши", - говорит она. Ее группа, настаивает Маггуар "связана с правом самостоятельно принимать решения в отношении здоровья. Это не система верований, которую человек принимает на слово".

Однако когда другой бывший член диссидентского движения сравнил его с религиозным культом, Маггуор выступила против него именно с теми личными нападками, которые описал Куррент.

В предыдущей статье на эту тему бизнесмен Билл МакКормик (он попросил указать в статье не настоящее имя, потому что его клиенты не знают, что он ВИЧ-положительный) рассказал, что игнорировал резкое ухудшение своего здоровье, пока его не положили в больницу с пневмоцистной пневмонией. И даже тогда, по его словам, он отказался от лечения из-за своих диссидентских взглядов. По словам МакКормика, он "находился в полном отрицании, как участник культа", и он сравнивает свой опыт с Саентологией, приверженцем которой он был много лет назад. Его здоровье также начало резко улучшаться, когда он начал лечение против ВИЧ.

Маггуар ответила на это интервью письмом, в котором назвала МакКормика "больным и ворчливым бывшим саентологом… неадекватным бывшим натуралом, который думал, что он обретет спасение в нашей литературе, и который отчаянно искал схему или лечение, которые смогут опровергнуть его положительный диагноз, который страдал от постоянных инфекций, вызванных его незащищенным сексом, и игнорировал свои проблемы со здоровьем". МакКормик, который уже не раз встречался с враждебной реакцией в лагере диссидентов, говорит: "Мне все равно. С меня хватит. Пусть думают все, что хотят. Меня это только забавляет".

Иган и Куррент не готовы зайти так же далеко как МакКормик в своих обвинениях. Оба они не до конца определились в том, что касается ВИЧ и СПИДа, и оба говорят, что временами они встречаются с ригидностью в обоих лагерях. Их также беспокоит возможная токсичность препаратов, которые они сейчас принимают. "Бывают дни, когда мне кажется, что я не знаю, связано ли все это с ВИЧ, и бывают дни, когда это кажется единственным возможным объяснением", - размышляет Куррент. "Я не предан ни одной из сторон. Я принимаю стандартное лечение, и похоже, что оно работает".

P. S. За неделю до выхода этой статьи, Los Angeles Times сообщило, что Кристин Маггуар, о которой упоминается выше, умерла. О причинах ее смерти пока ничего не известно.



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Вернуться к списку публикаций

Для переключения в режим для слабовидящих нажмите Ctrl+